Финансирование процедуры банкротства

Упрощенное банкротство граждан: назревшие изменения и спорные новеллы разработанного проекта

Финансирование процедуры банкротства

Елена Кравцова

Директор департамента корпоративного права компании “РКТ”

специально для ГАРАНТ.РУ

С октября 2015 года в России применяется институт банкротства граждан. За это время несостоятельными были признаны, по данным Федресурса, немногим менее 100 тыс. наших соотечественников: от небогатых людей, в силу жизненных трудностей, не вернувших вовремя потребительский кредит, до крупных предпринимателей, многомиллионные долги которых возникли в процессе ведения ими бизнеса.

И если в отношении последней категории граждан процедуры банкротства по сложности и необходимому арсеналу мер мало чем отличаются от банкротства юридических лиц, – то проведение длительной, сложной и дорогостоящей процедуры для физических лиц с относительно небольшими суммами долга, зачастую экономически нецелесообразно.

С другой стороны, действующий закон ограничивает сумму долга, при которой как сам должник, так и его кредиторы могут обратиться с заявлением о банкротстве, нижним пределом 500 тыс. руб., что лишает возможности воспользоваться этой процедурой для урегулирования менее крупных долгов (п. 2 ст. 213.3 Федерального закона от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, далее – Закон № 127-ФЗ).

Эти проблемы призван решить подготовленный в декабре 2018 года законопроект  № 04/13/12-18/000873961 о применении упрощенной процедуры банкротства граждан.

Авторы проекта предлагают в случаях, когда задолженность гражданина не превышает 700 тыс. руб., а стоимость имущества должника – 200 тыс. руб., проводить банкротство в упрощенном порядке – без проведения финансового анализа и установления причин банкротства, проведения торгов по реализации имущества, а также с существенным упрощением порядка включения в реестр требований кредиторов.

Отдельного внимания заслуживает именно упрощение порядка реализации имущества. Если законопроект примут – продажу своего имущества гражданин-должник будет в большинстве случаев проводить самостоятельно и без проведения торгов, лишь согласовывая с кредиторами минимальную цену.

Это внесет самый значительный вклад в удешевление процедуры банкротства, поскольку связанные с реализацией имущества затраты (публикации о торгах, оценка имущества и т.п.) сейчас являются самой значимой расходной статьей и зачастую превышают стоимость реализуемого имущества.

Суммарные же расходы на процедуру в настоящее время обычно варьируются от 100 тыс. до 300 тыс. руб.

Необходимость подобного упрощения процедуры банкротства граждан давно назрела, и в этой части законопроект можно только поприветствовать. С другой стороны, другие положения проекта нельзя оценить столь же однозначно.

Очевидно, что авторы проекта ставили перед собой, прежде всего, задачу обеспечения социальной поддержки граждан-должников, оказавшихся в сложном материальном положении, что привело к очевидному сдвигу баланса интересов кредиторов и должника в пользу последнего.

Так, только должник будет наделен правом обратиться с заявлением о собственном банкротстве при сумме долга от 50 тыс. руб. и отсутствии средств на финансирование процедуры. Для кредиторов сохраняется прежняя нижняя планка – 500 тыс. руб.

Кредиторы, которые захотят увеличить шансы на получение денежных средств с должника за счет проведения финансового анализа, розыска имущества, проведения торгов, – то есть исключивших в упрощенном порядке по общему правилу процедур, – должны будут самостоятельно финансировать соответствующие расходы.

Причем в проекте не заложена возможность компенсировать их за счет должника даже в случае, если принятые меры приведут к изысканию необходимых средств. Подобное регулирование может быть использовано для злоупотреблений должниками, скрывающими собственное имущество, занижающими его стоимость и т.п.

в расчете на то, что кредиторы не захотят финансировать необходимые для выявления недобросовестности должника мероприятия.

Принятие законопроекта, безусловно, повысит ответственность и расширит функционал подразделений по работе с задолженностью в банках, МФО, розничном бизнесе, страховых компаниях.

Для определения необходимого набора мероприятий в отношении каждого должника и принятия решений об их финансировании кредиторам придется действовать намного более взвешенно и обдуманно, предваряя свои требования детальным анализом их перспектив. Нагрузка по проведению подобного анализа в существенной мере перераспределится с судов и финансовых управляющих на самих кредиторов.

При этом стандарты деятельности банков и иных кредитных организаций не позволяют занимать пассивную позицию по отношению к должникам, в связи с чем для них вопрос эффективной организации этой работы наиболее актуален.

Кроме того, в самом законопроекте заложено условие, еще более сужающее сферу его применения. При выявлении у должника имущества стоимостью свыше 200 тыс. руб. предполагается переход к общей процедуре банкротства.

При этом в стоимость такого имущества включается и стоимость единственного жилья, которое по общему правилу (если не считать споров в отношении “роскошного” жилья и связанных с ним законодательных инициатив) в любом случае не сможет быть реализовано.

Поскольку жильем на праве собственности владеет существенная часть граждан, и стоимость его практически всегда превышает 200 тыс. руб., – для их кредиторов путь к упрощенной процедуре будет закрыт.

Несмотря на все сказанное, в целом я не ожидаю существенного влияния предлагаемых изменений на экономику, деятельность финансового сектора или рынка услуг по сопровождению банкротства в целом. Сфера применения упрощенных процедур крайне ограничена и сведена к случаям, при которых вероятность удовлетворения требований кредиторов в любом случае крайне незначительна.

______________________________

1 С текстом законопроекта “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” в части введения упрощенной процедуры банкротства граждан” и материалами к нему можно ознакомиться на федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID: 04/13/12-18/00087396).

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/kravcova/1248505/

Верховный суд о прекращении банкротства физлица из-за отсутствия средств на погашение долга

Финансирование процедуры банкротства
1. Верховный суд рассмотрел вопрос прекращения банкротства физлица в связи с отсутствием средств на погашение долгаОпределение Верховного суда РФ 304-ЭС16-14541http://kad.arbitr.ru/Card/c865dec7-b9…

3fe48c5c11 

Рассматривавшийся вопрос: Является ли отсутствие у гражданина-должника имущества, за счет которого хотя бы частично могла быть погашена накопившаяся задолженность по обязательствам, препятствием для введения процедуры банкротства гражданина? 

Суть: В отношении должника-физлица была введена процедура реструктуризации долгов. Однако затем производство по делу о банкротстве было прекращено. Должник оспорил прекращение дела. 

Позиция нижестоящих судов:

  • когда у гражданина отсутствует имущество, за счет которого хотя бы частично могла быть погашена накопившаяся задолженность по обязательствам, цель процедуры реализации имущества – пропорциональное удовлетворение требований кредиторов – становится недостижимой. Это, в свою очередь, исключает возможность введения указанной процедуры; законодательство о банкротстве не направлено на решение задачи по списанию в судебном порядке долговых обязательств такого гражданина. 
  • отсутствие у гражданина – должника средств, необходимых для возмещения всех судебных расходов на проведение процедуры реализации имущества, является самостоятельным и достаточным основанием для прекращения производства по делу о банкротстве гражданина;абз. 8 п. 1 статьи 57 Федерального закона 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» при этом денежные средства на указанные цели (полностью либо в части) не могут быть предоставлены должнику третьим лицом, не являющимся кредитором. 

Позиция Верховного суда (направил это дело на новое рассмотрение):  На основании доказательств, полученных финансовым управляющим, а также доказательств, представленных должником и его кредиторами, в ходе процедуры реализации имущества суд оценивает причины отсутствия у должника имущества. 

При этом право гражданина на использование установленного государством механизма потребительского банкротства не может быть ограничено только на том основании, что у него отсутствует имущество, составляющее конкурсную массу. Один лишь факт подачи гражданином заявления о собственном банкротстве нельзя признать безусловным свидетельством его недобросовестности. 

Кроме того, действующее законодательство исключает возможность банкротства испытывающего временные трудности гражданина, который в течение непродолжительного времени может исполнить в полном объеме свои обязательства исходя из размера его планируемых доходов.абз. 7 п. 3 статьи 213.

6 Закона о банкротстве Таким образом, устанавливается баланс между социально – реабилитационной целью потребительского банкротства, достигаемой путем списания непосильных долговых обязательств гражданина с одновременным введением в отношении него ограничений, установленных статьей 213.

30 Закона о банкротстве, и необходимостью защиты прав кредиторов. 

Поэтому вывод судов о том, что процедура реализации имущества банкротства сведется лишь к формальной констатации отсутствия у него имущества, завершению этой процедуры и автоматическому освобождению от обязательств, является ошибочным. Закон о банкротстве не содержит положений, запрещающих гражданину – должнику прибегать к помощи третьих лиц при отыскании источников финансирования процедуры собственного банкротства.

2. ФНС выпустила рекомендацию по камеральным проверкам деклараций по НДС с льготными операциями  

В письме от 26 января 2017 года N ЕД-4-15/1281@ ФНС России дает территориальным инспекциям рекомендации по проведению с применением риск-ориентированного подхода камеральных налоговых проверок налоговых деклараций по НДС, в которых отражены операции, не подлежащие (освобождаемые от налогообложения) налогообложению НДС в соответствии с п. 2 и 3 ст. 149 НК и подпадающие под понятие налоговая льгота с учетом п. 1 ст. 56 НК и позиции Пленума ВАС РФ “О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость”.п. 14 Постановления

Как указывает ФНС, при проведении камеральных налоговых проверок целесообразно учитывать совокупность следующих факторов:

  • уровень налогового риска, присвоенного системой управления рисками АСК “НДС-2”;
  • результат предыдущих камеральных налоговых проверок налоговых деклараций по НДС по вопросу правомерности применения налогоплательщиками налоговых льгот.

На налоговую инспекцию возлагается обязанность истребовать у проверяемого налогоплательщика пояснения об операциях (по каждому коду операций), по которым применены налоговые льготы.в соответствии с п. 6 ст.

88 НК Налогоплательщик вправе представить Пояснения в виде реестра подтверждающих документов (далее – Реестр), а также перечень и формы типовых договоров, применяемых налогоплательщиком при осуществлении операций по соответствующим кодам.

При этом на основе информации, содержащейся в представленном налогоплательщиком реестре, инспекция должна истребовать документы, подтверждающие обоснованность применения налоговых льгот.

Объем таких документов определяется для каждого кода операции в соответствии с алгоритмом.

Не менее 50% от объема документов должны подтверждать наиболее крупные суммы операций, по которым применены налоговые льготы.

Если налогоплательщик не представит реестр или представить его не по рекомендуемой форме (в случае невозможности идентификации подтверждающих документов, невозможности их соотнесения с используемыми льготами, невозможности выполнения требований письма ФНС, не указания в реестре суммы операции), налоговый орган обязан истребовать документы уже без использования риск-ориентированного подхода.

3. Верховный суд: Свидетельствует ли перечисление обществом денежных средств контрагенту по мнимому договору о неразумности и/или недобросовестности действий директора?Определение Верховного суда РФ 307-ЭС15-19016 http://kad.arbitr.ru/Card/898082b1-8f…db017e1c35 

Рассматривавшийся вопрос: Свидетельствует ли перечисление обществом денежных средств контрагенту по мнимому договору о неразумности и/или недобросовестности действий генерального директора общества? 

Суть: конкурсный управляющий обратился с заявлением о взыскании с бывшего гендиректора должника суммы реального ущерба (в том числе убытков, вызванных перечислением денежных средств без надлежащего правового основания) и упущенной выгоды. 

Арбитражные суды в удовлетворении иска отказали: перечисление денежных средств подрядчику должника не свидетельствует о недобросовестности и (или) неразумности действий гендиректора как единоличного исполнительного органа. Суды указали на недопустимость двойного возмещения в конкурсную массу одной и той же суммы, поскольку исполнительное производство в отношении о взыскании долга не окончено. 

Верховный суд пересмотрел решения АС: По общему правилу общество, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения права, наличие убытков, причинную связь между поведением ответчика и наступившими у юридического лица неблагоприятными последствиями. 

При рассмотрении споров о возмещении причиненных обществу единоличным исполнительным органом убытков подлежат оценке действия (бездействие) последнего с точки зрения добросовестного и разумного осуществления им прав и исполнения возложенных на него обязанностей.  Судам надлежало проверить, не выходили ли за пределы обычного делового (предпринимательского) риска действия, повлекшие убытки.  В обоснование своих доводов о наличии и размере убытков конкурсный управляющий представил в суд платежные поручения, свидетельствующие о перечислении денежных средств, а также судебные акты, подтверждающие отсутствие оснований для перечисления денежных средств. По мнению конкурсного управляющего, противоправность действий гендиректора выражалась в его недобросовестности при осуществлении организационно-распорядительных функций руководителя, отвечающего за рациональное и разумное расходование денежных средств общества. Наличие убытков явилось прямым следствием нарушений гендиректора своих обязанностей. 

Судами не установлено, что общество получило возмещение своих имущественных потерь посредством применения к правоотношениям должника и общества последствий недействительности сделки.

 Следовательно, указание судами на неутраченную для общества возможность защитить свои права иным способом как обстоятельство, исключающее взыскание убытков с директора, противоречит пункту 8 постановления Пленума N 62 и правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.01.2014 N 9324/13 по делу N А12-13018/2011. 

Источник: https://www.taxcoach.ru/news/Verhovnyy_sud_o_prekrashchenii_bankrotstva_fizlitsa_iz-za_otsutstviya_sredstv_na_pogashenie_dolga-_Top-3_taxCOACH/

Судьи впервые прямо указали, что цель текущих платежей — финансирование процедуры банкротства

Финансирование процедуры банкротства

Главные новеллы Постановлений № 36 и 37 специально для «ЭЖ» комментирует ­доцент Российской школы частного права Олег Зайцев.

Постановлении № 36 Пленум ВАС РФ осознанно пошел на то, чтобы признать за кредитными организациями право не контролировать операции, осуществляемые по распоряжению конкурсного управляющего.

В пунк­те 4 Постановления № 36 подчеркивается, что в ходе конкурсного производства счетом должника распоряжается именно управляющий, ответственность которого застрахована, а за него также отвечает саморегулируемая организация.

Дело в том, что в каких-то из предыдущих разъяснений говорилось, что за распоряжениями управляющего должен осуществляться контроль, в каких-то — нет.

Теперь же наступает полная ясность: когда счетом распоряжается конкурсный управляющий, то, по общему правилу, платежи не нужно проверять даже по формальным признакам. Исключение — случаи, когда управляющий очевидно допускает злоупотребление. Пара примеров таких исключений приводится в тексте Постановления № 36.

Данное разъяснение упрощает работу кредитных организаций со счетами банкротов, но сделано это, разумеется, не из любви к ним, а для того, чтобы упростить жизнь управляющим, которые теперь не обязаны будут доказывать кредитной организации правильность принятого ими решения. Соответственно, не должны возникнуть и сложности с распоряжением счетами.

Еще хотелось бы отметить, что после долгих колебаний Пленум ВАС РФ все-таки отказался от идеи о том, что если по инкассовому поручению налогового органа со счета были списаны налоги, то сначала надо судиться с налоговым органом и лишь потом взыскивать деньги с банка.

Управляющему предоставляется свобода выбора: он может решить, с кем начинать судиться или судиться со всеми одновременно. Кроме того, Пленум разъяснил, как поступать банку, если он выплатил деньги, которые были вне очереди списаны в пользу налогового органа или другого реестрового кредитора, а должник взыскал с него за это убытки.

Поскольку сам банк ничего не получил, а неправомерно получил кредитор, то Пленум ВАС РФ предоставляет банку право пойти за выплаченной суммой к кредитору. Это очень важно, потому что устанавливает справедливый баланс в отношениях этих лиц. Ранее этот вопрос обсуждался в единственном деле Президиума ВАС РФ, и тогда был дан отрицательный ответ.

Теперь Пленум ВАС РФ пошел на осознанное изменение практики, потому что посчитал, что решение Президиума в этом деле привело к дисбалансу: кредитор неправомерно получил деньги, а пострадал за это банк, у которого не было права обратиться с иском к кредитору.

Теперь ситуация сбалансирована: банк понимает, что у него существует риск взыскания, и это заставляет его быть аккуратным. Но если с него взыщут ошибочно списанные средства, то он может пойти к тому, кто получил эти деньги неправомерно (п. 2.2 Постановления № 36).

В Постановлении № 37 главное то, что меняется применявшийся ранее подход к решению вопросов с уплатой ­НДФЛ и страховыми взносами на обязательное пенсионное страхование.

Теперь и налог, и взносы, если они начислены на зарплату, которая накопилась за период до банкротства, попадают в реестровые платежи. Кроме того, в Постановлении впервые прямо указывается на цель существования такой категории, как текущие платежи, — финансирование процедуры банкротства.

Понимание целей, ради которых установлены те или нормы в законе, позволяет находить ответы на многие частные вопросы.

Один из таких частных вопросов, например, связан с задатками, внесенными на счет должника участниками публичных торгов. Хотя требования о возврате задатка относятся к текущим, все же надежно обес­печить интересы участников торгов было затруднительно. Пленум ВАС РФ предлагает открыть для этой цели спецсчета, и, на мой взгляд, это оптимальное решение.

Теперь участники торгов могут не бояться, что заплатят какому-то неизвестному ООО «Рога и копыта», организующему торги, и оно скроется с их деньгами. Задатки будут перечисляться на счет должника, который может использоваться только для этих целей, за распоряжение которым отвечает управляющий — член СРО, ответственность которого застрахована.

Это серьезное упрочение позиций задаткодателей.

Также мне кажется важным решение вопросов лизинга в п. 3 Постановления № 37. Действовавшее до настоящего времени разъяснение из постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.

2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» касалось только так называемого возвратного лизинга, который не предполагает выкуп взятого в пользование имущества. В Постановлении № 37 Пленум впервые ответил на вопрос о выкупном лизинге.

Во-первых, требования лизингодателя, то есть лица, предоставившего финансирование, отнесены к реестровым. Но еще важнее отсылка в этом вопросе к сальдо встречных обязательств, к тому, как оно было определено в постановлении Пленума ВАС РФ от 03.04.

2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга». Сальдо-теория представляет собой зачет в силу закона: определяется, сколько должен лизингодатель лизингополучателю и лизингополучатель — лизингодателю, и разницу (сальдо) должен оплатить тот, кто должен больше.

Таким образом, Пленум ВАС РФ, по существу, начал либерализацию зачета в про­цедуре банкротства, к чему российский правопорядок до этого относился крайне негативно и запрещал. Будем надеяться, что это только начало, а пока хотя бы в отношении лизинга мы видим, что зачет разрешается.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/253616/

Как привлечь директора/участника к ответственности по долгам ООО, если «банкротить» организацию смысла нет (Часть 1)

Финансирование процедуры банкротства

Ранее я писал о привлечении к ответственности по долгам организации директора/участника исключенного из реестра ООО здесь https://zakon.ru/blog/2018/08/06/kak_vzyskat_dolg_s_direktorauchreditelya_esli_ooo_isklyucheno_iz_egryul

С момента введения в действие п.3.1 ст.3 Закона «Об ООО», позволяющего кредиторам предъявлять требования по исключенным из ЕГРЮЛ обществам непосредственно к контролирующим лицам, количество желающих «выбросить» организацию с долгами путем банальной смены директора/участника и места нахождения, пошло на убыль.

Из личной практики: есть ООО-должник, сумма долга гражданину-потребителю по решению суда – 105 000 рублей. Восемь месяцев «идет» исполнительное производство.

Организация фактически не действует: движений по счетам нет, директор (он же единственный участник) открыл другую фирму, с практически идентичным названием. Но, отчетность сдается, организацию не бросают и не переводят на номинала. Шансы на исключение из ЕГРЮЛ ничтожно малы.

И таких примеров довольно много: недобросовестные коммерсанты, осознав, чем грозит исключение ООО с долгами из реестра, изменили тактику: по недействующим организациям совершают минимум «движений», чтобы не допустить принятия решения ИФНС об исключении из реестра (в порядке ст.21.

1 Закона №129-ФЗ от 08.08.2001: сдают отчетность, получают корреспонденцию, вовремя подают возражения на принятие решение об исключении из ЕГРЮЛ и тому подобное.

Такая ситуация может сохраняться годами, что не способствует удовлетворению требований кредиторов. На первый взгляд, закон дает очевидный ответ на вопрос «Что делать?»: кредиторы вправе обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника.

Но, обращаться в суд кредиторы не спешат: не всегда есть средства (и желание) финансировать процедуру банкротства.

Одно только ежемесячное вознаграждение арбитражного управляющего составляет 30 000,00 рублей! Ведь если у организации-должника нет средств на финансирование процедуры, все судебные расходы обязан будет покрывать кредитор-заявитель, за исключением работников и бывших работников (п.1, 3 ст.59 Закона «О банкротстве»).

Итак, у должника очевидно нет средств на процедуру банкротства и кредитор финансировать ее тоже желания не испытывает. Как поступить в этой ситуации?

Кредитор может обратиться с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц (директора и участников, прежде всего) к субсидиарной ответственности по долгам ООО в случае, если производство по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов (в том числе, вознаграждения арбитражного управляющего) в деле о банкротстве (п.3,4 ст.61.14 Закона «О банкротстве» (введен в действие 04.08.17)).

Порядок действий кредитора:

  1. Получить решение суда о взыскании средств с организации должника, и исполнительный лист. Прлучить в ИНФС (любой) справку об открытых расчетных счетах должника (к заявлению нужно приложить копию исполнительного листа).

    Предъявить исполнительный лист в службу судебных приставов, приложить справку об открытых расчетных счетах, после возбуждения производства – пристав направляет постановления об аресте счетов в банки в электронном виде (если нет – можно получить постановления на руки и предъявить в банк лично), кроме того пристав направляет запросы о предоставлении сведений об имуществе (ГИБДД, ЕРГН). Таким образом, можно в короткий срок получить если не возврат долга, то сведения о неплатежеспособности должника, которые впоследствии весьма пригодятся в суде.

  2. Если на момент вступления в силу решения суда о взыскании задолженности обязательство должника не исполнено в течение трех месяцев с момента наступления срока исполнения обязательства (п.2 ст.

    3 Закона «О банкротстве») – опубликовать заявление о намерении обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, путем включения этого заявления в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц (п.2.1 ст.7 Закона «О банкротстве».

    Самый простой способ – обратиться для этого к нотариусу, который от имени кредитора разместит указанное заявление в реестре. Стоимость — 2205 рублей (1400 руб-услуги нотариуса, 805 руб-плата за размещение объявления, цены г.Челябинска).

  3. Подать заявление о признании должника банкротом. Заявление вправе подать любой кредитор, в том числе работник и бывший работник организации.

    Право на подачу заявления возникает в случае, если размер задолженности не менее 300 000 рублей, решение суда о взыскании задолженности вступило в законную силу и не исполнено в течение трех месяцев (п.2 ст.3, п.2 ст.6, п.2 ст.7 Закона «О банкротстве»).

    Кредиторы могут объединиться и подать одно общее заявление (п.5 ст.39 Закона «О банкротстве»), к этому можно прибегнуть, чтобы набрать общий размер задолженности 300 000 рублей (и более), и получить право на обращение в суд.

    Заявление подается в арбитражный суд по месту нахождения должника (п.1 ст.33 Закона «О банкротстве»), и должно соответствовать требованиям и приложению (ст.39, 40 Закона «О банкротстве»).

  4.  Добиться прекращения производства по делу о банкротстве до введения процедуры наблюдения и привлечения арбитражного управляющего.

Наша цель — получить определение арбитражного суда о прекращении производства по делу в связи с отсутствием финансирования. Производство по делу в связи с отсутствием средств можно прекратить на любой стадии, в том числе на стадии наблюдения (примеры дел: А76-28224/17, А76-33484/17, А76-20102/17). Но нужно платить управляющему за работу на стадии наблюдения, а это в наши планы не входит.

Добиться прекращения производства по делу о банкротстве можно и на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом (п.14 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 N 91). Но, нужно убедить суд в отсутствии средств на финансирование процедуры (в том числе у должника!), без участия арбитражного управляющего.

В качестве доказательств отсутствия средств должника на финансирование процедуры банкротства суды принимают следующее:

– бухгалтерская отчетность, сведения об отсутствии счетов/движения средств по счетам, сведения об отсутствии имущества. Получить эти документы по судебному запросу проблемы не составляет. (дела №А76-33461/2017, А76-137/18).

– отсутствие письменного заявления должника о готовности финансировать процедуру банкротства (дело №А76-40866/2017).

Суду, при рассмотрении вышеуказанных дел, потребовалось много времени на принятие нужного определения: в среднем более шести месяцев! Отложение происходило как правило из-за того, что не была представлена кандидатура арбитражного управляющего, кроме того заявителем часто выступала ИФНС (не очень активная в процессе, и спокойно реагирующая на постоянные переносы заседаний). Но я считаю, что если проявить активность – представить доказательства неплатежеспопосбности должника и свой отказ от финансирования процедуры, то разрешить вопрос можно гораздо быстрее.  Нормативных препятствий этому нет.

Разумеется, кредитор также не должен давать согласие на финансирование процедуры банкротства.

Далее мы получаем определение о прекращении производства по делу в связи с отсутствием средств на финансирование процедуры банкротства, потратив при этом весьма скромную сумму: госпошлина (6000 рублей — для организаций, 300 рублей — для граждан), опубликование заявления о намерении обратиться в суд на федресурсе — 2205 рублей, (юр.услуги — по желанию)).

5. И наконец, обратиться в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Об этом подробно— чуть позже.

Продолжение следует.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/kak_privlech_direktorauchastnika_k_otvetstvennosti_po_dolgam_ooo_esli_bankrotit_organizaciyu_smysla_/74807

Юрист Авилин
Добавить комментарий